Торги на FOREX все чаще стали зависеть от фондового рынка

Торги на FOREX все чаще стали зависеть от фондового рынка и новостей о слиянии компаний.

Не каждый день удается наблюдать своими глазами, как валютные рынки изменяются под воздействием внешних факторов и начинают играть по правилам Новой Экономики. Впрочем, один из таких дней случился 3 февраля. Когда утром в этот день Европейский Центральный Банк поднял учетную ставку на четверть пункта, евровалюта повела себя вопреки устоявшейся модели поведения. Вместо того, чтобы вырасти, евро провалилась вниз по отношению к доллару. Но когда в тот же день после обеда появилось сообщение, что гигантская британская компания, функционирующая на рынке мобильной связи, Vodafone Airtouch PLC одержала победу над своим немецким конкурентом — фирмой Mannesmann и собирается приобрести последнюю за 183 млрд. долларов, единая европейская немедленно отыграла вверх на целых 2 с половиной цента до уровня 99.5.

Это весьма существенное движение на курсе евро/доллар было, возможно, самым впечатляющим подтверждением того, что трейдеры рынка Forex используют теперь совсем другие ключи для поиска ответа, в какую валюту инвестировать. Ранее на протяжении долгого времени усиление или ослабление валюты в краткосрочном масштабе зависело от решения центробанков повысить или понизить учетную ставку. Подобное решение напрямую определяло наличие или отсутствие аппетита зарубежных инвесторов на государственные ценные бумаги данной страны. Как замечает Альфонсо Прат-Гэй, стратег-аналитик по валютам из J.P.Morgan & Co., наиболее продвинутые инвесторы всегда использовали бонды для игры на разнице процентных ставок. Например, в начале и середине 80-х достаточно сильно укрепилась позиция доллара. Произошло это благодаря тому, что рекордно высокие процентные ставки в США привлекли миллиарды долларов, принадлежащих зарубежным инвесторам, которые вложили их в US Treasures. Безусловно, долговременные тренды в экономическом развитии страны, а также ее инвестиционная история, в конце концов, подтверждают свое влияние на валютный курс. Но на короткой дистанции ожидаемое направление изменения процентных ставок было для трейдеров главной информацией для принятия решения о покупке/продаже валюты.

За последние двенадцать месяцев трейдеры все чаще стали ориентироваться на другие факторы в своем ежедневном поиске информации, которая помогла бы им предугадать, на какую валюту ставить. Особо популярными сегодня стали новости о слияниях компаний из разных стран и перетоке капитала, включая информацию об инвестициях в зарубежные фондовые рынки. «За последний год произошла огромная трансформация мирового валютного рынка»,- отметил Джим О’Нейл, главный экономист по валютам компании Goldman, Sach & Co. «Потоки капитала победили, став определяющей и движущей силой». Возможно, именно поэтому трейдеры чаще стали изучать подробности рынка слияний компании-гигантов, чем пытаться дешифровать речи Гринспена или Дизинберга.

Ход рассуждений трейдеров в этом случае движется следующим образом. Если возникает впечатление, что зарубежная компания хочет быстренько провернуть на рынке крупное поглощение, то это неизбежно будет означать увеличение спроса на валюту страны, где находится поглощаемая компания, а сегодня это считается одним из самых сильных сигналом для игры на повышение! И дилеры начинают немедленно инициировать длинные позиции по валюте, которая, как они думают, вот-вот начнет дорожать.

За последний год влияние информации о сделках, касающихся приобретения компаний, и о ценовых тенденциях фондовых рынков на движения курсов валют стало гораздо более очевидным. Возьмем в качестве примера Японию. Центральный банк Японии держал процентные ставки близкими к нулю на протяжении более чем года, надеясь оживить экономику. Казалось бы, низкие ставки должны были работать в пользу ослабления валюты. Но вместо этого, с мая прошлого года японская валюта укрепилась со 124 до нынешних 109 йен за доллар.

Трейдеры решили проигнорировать низкие японские ставки и вместо этого сконцентрировались на новостях о приобретении японских компаний и на ценах на акции. Трейдерам понравилось то, что они узнали: компания Renault купила 35% компании Nissan, GE Capital также ухватила себе кой-какие японские активы, а британская Britain Cable & Wireless приобрела японскую телекоммуникационную компанию. Иностранцы приобретали контроль над японскими компаниями в рекордных масштабах, и им, чтобы провернуть свои проекты, приходилось менять свои доллары, евро и фунты на йены. Параллельно с этим портфельные инвесторы из США и Западной Европы прикупали японские акции, делая ставку на то, что продолжительный период реструктуризации японской экономики в конце концов приведет к росту корпоративных прибылей. Таким образом, чистый приток капитала в Японию в прошлом году составил 95 млрд. долларов, приведя йену на ее сегодняшние, гораздо более дорогие уровни, и подтолкнув индекс фондового рынка Никкей приблизительно на 40% вверх по сравнению с уровнем января 1999 года.

В случае с евро инвесторы cконцентрировались на изучении информации такого же характера, но эффект ее интерпретации был совершенно противоположным. Джим О’Нейл из Goldman, Sach & Co. считает, что виновником 17% падения евро относительно доллара в прошлом году был именно новый тип игры на рынке Forex, когда отслеживается и изучается информация о перетоке капитала.

Когда в начале 1999 года единая общеевропейская валюта только взяла старт, различные «гуру валютного рынка» с неестественным энтузиазмом отзывались о евро как о «новой резервной валюте». Но те, кто поставил на евро, вскоре оказались ободранными как липка. Эти игроки не отдавали себе отчета в том, что и инвесторы, и даже менеджеры компаний в Старом Свете не испытывали оптимизма по поводу наличия достаточных условий для развития бизнеса в своем регионе.

Гораздо более привлекательными как для приобретения компаний, так и для портфельных инвестиций оказались Япония и США. Поэтому в то время, как положительное сальдо платежного баланса «еврозоны» составляло 60 млрд. долларов, европейские компании потратили более 120 миллиардов долларов на слияния с японскими и американскими компаниями, не включая прочие виды прямых инвестиций в указанные государства. Еще от 60 до 70 миллиардов долларов покинуло западноевропейские финансовые рынки в погоне за более высокими прибылями на финансовых рынках тех же США и Японии. После этого в Европе остались только те деньги, которые, говоря словами Джима О’Нейла, «клиенты были должны своим банкам за перерасход лимитов на своих кредитных карточках».

Тем временем на другом берегу Ла-Манша вовсю гудел рой инвесторов. В прошлом году Британия стала пунктом назначения для 139 млрд. долларов прямых иностранных инвестиций. Стоит заметить, что иностранные инвесторы весьма живо приобретали британские компании. Например, германский Mannesmann приобрел компанию-оператора мобильной связи Orange PLC, а Wal-Mart Stores Inc. — целую сеть британских супермаркетов Asda. Пришельцам импонировали ясные английские правила по покупке компаний, хорошее самочувствие корпоративного сектора, а также сложившаяся культура уважения прав акционеров. Между тем, в Германии за тот же период иностранцами было инвестировано в покупку немецких компаний только 54 миллиарда долларов. Поэтому нет ничего удивительного в том, что с января 1999 года стерлинг по отношению к евро укрепился на 13 процентов.

На всех лондонских площадках по итогам 1999 года была признана важность направления потока капиталов. Изменения курса доллара в последние месяцы, например, во многом совпадали с поведением фондового индекса Standard & Poor 500. Немногие трейдеры отважатся играть на понижение курса доллара в то время, когда американские акции продолжают расти. Возможно, одна из самых поразительных связок внутри новой парадигмы биржевого мышления — это зависимость между поведением индекса Nasdaq в США и поведением японской йены. Трейдеры на рынке Forex сообразили, что йена — это валюта страны, проводящей реструктуризацию промышленности, и что высокотехнологичные отрасли промышленности в этой стране пользуются успехом у инвесторов, например, благодаря таким популярным компаниям, как Softbank Corp. в Токио и оператору беспроволочной телефонии NTT DoCoMo. Поэтому, как только индекс Nasdaq, в котором велика доля высокотехнологичных предприятий, начинает вести себя лучше, чем S&P, йена начинает укрепляться по отношению к евро, замечает Прат-Гэй из J.P.Morgan & Co.

В настоящее время банковские стратеги-аналитики специально изучают потоки капиталов для того, чтобы предсказать, как будут в этом году меняться относительно друг друга курсы основных валют. O’Нейл считает, что, несмотря на свои сегодняшние трудности, японская экономика в конце концов окрепнет. Рост потребительских расходов приведет к уменьшению положительного сальдо платежного баланса, в то время как рост цен на акции компаний, входящих в индекс Никкей, подвигнет японских инвесторов идти на зарубежные биржи в поисках большей доходности для своих вложений. Именно это и позволит йене свободно выплеснуться на рынок в требуемых количествах, что предотвратит ее существенное удорожание против доллара.

Те трейдеры, которые внимательно следят за перетоком капитала, считают, что, возможно, приходит время покупать единую европейскую. Многие до сих пор придерживаются мнения, что евро недооценена. Сделка с приобретением немецкой компании Mannesmann британской компанией Vodafone может по ряду причин оказаться водоразделом. Аналитики посчитали, что корпоративные инвесторы должны потратить в ближайшее время около 5 млрд. долларов на дополнительные инвестиции в немецкие бумаги, чтобы пополнить свои европейские портфели. Подобная акция, неизбежная после поглощения Mannesmann, создаст дополнительный спрос на евровалюту.

Что еще более важно, слияние Vodafone-Mannesmann может означать очень важное изменение в позиции инвесторов континентальной Европы по поводу слияний европейских компаний. Если действительно вслед за этим поглощением европейской компании иностранной похожие сделки состоятся не только в Германии, но и во Франции, и все это пройдет с привлечением средств из Японии и США, результатом может стать разворот сегодняшних потоков капитала, которые в свое время привели к ослаблению евро.

1 комментарий

Эта страничка неравнодуша к Вам. И она ждет от Вас того же...

Написать комментарий

*